После смерти бывшего президента Венесуэлы Уго Чавеса скептики ставили под сомнение перспективы российского бизнеса в этой стране. Они утверждали, что ее политические и экономические приоритеты после неизбежного, по их мнению, прихода к власти оппозиции радикально изменятся. Соответственно, будут пересмотрены уже действующие и намеченные контракты со странами и компаниями, которых Чавес причислял к друзьям и традиционным партнерам. Однако история распорядилась по-своему. Победу на недавних выборах одержал Николас Мадуро, декларирующий преемственность курса прежнего лидера.

По сообщениям СМИ, глава Роснефти Игорь Сечин обсуждал перспективы сотрудничества с Венесуэлой в сфере энергетики в марте, когда он в составе российской делегации посетил официальные мероприятия по прощанию с Уго Чавесом. Тогда еще сохранялась интрига, связанная с грядущими выборами и новым политическим руководством страны. Однако в апреле точки над «i» были расставлены: победу на выборах одержал Мадуро. Решение о создании нового СП – это ответ тем, кто сомневался в развитии российско-венесуэльских отношений, считает эксперт Михаил Белят.

«Россия заключила с Венесуэлой еще во времена Уго Чавеса пять крупнейших контрактов на участие в нефтедобыче в этой стране. Они крайне капиталоемкие. Речь идет о 20 миллиардах долларов в одном случае, в другом – о 16 миллиардах. Венесуэла признана самым крупным обладателем нефтезапасов в мире. Она опередила даже Саудовскую Аравию. ОПЕК оценивает их в 300 миллиардов баррелей. Хотя считается, что на самом деле их гораздо больше – около триллиона баррелей. Единственная беда – эта нефть находится в труднодоступных районах бассейна реки Ориноко. Кроме этого она тяжела в добыче. Для ее получения нужно строить заводы. Так что необходимы крупные и долгосрочные капиталовложения».

Тем не менее российские компании готовы принять активное участие в создании инфраструктуры нефтедобычи и реализации. В случае с Роснефтью и PDVSA российской стороне будет принадлежать 40 процентов совместного предприятия. Уже запланирована разработка месторождения «Карабобо-2», на котором к 2019 году будет добываться 400 тысяч баррелей в сутки. На очереди – участок «Карабобо-4». Их общий разведанный объем черного золота оценивается в 40 миллиардов баррелей.

В документах указывается, что СП создано сроком на 25 лет, однако его деятельность может быть продолжена и впоследствии. При благоприятной ситуации это сулит немалые дивиденды венесуэльским и российским нефтяникам, отметил аналитик компании «КапиталЪ» Виктор Марков.

«Если Роснефти удастся там закрепиться, компания может существенно улучшить свои производственные и финансовые показатели. Но работа в Венесуэле несет в себе риски, поскольку все будет зависеть от преемственности политической системы в стране. Если она сохранится и в дальнейшем, то риски будут минимальными».

По оценкам министра нефти Венесуэлы Рафаэля Рамиреса, инвестиции в российско-венесуэльские нефтегазовые проекты превысят пятьдесят миллиардов долларов. Сумма немалая, даже при учете долгосрочности капиталовложений. К тому же есть вероятность, что время от времени могут возникать проблемы с реализацией.

Косвенно об этом свидетельствует обмен «любезностями» межу Каракасом и Вашингтоном, который требует от Венесуэлы пересчета голосов на прошедших президентских выборах. И угрожает введением экономических санкций. Венесуэльский МИД в ответ готов применить симметричные меры. При учете того, что Венесуэла является ключевым поставщиком нефти в США, эта перспектива на первый взгляд кажется тревожной. Тем более что и в целом отношения этих государств ровными не назовешь. Впрочем, компенсировать провалы со сбытом даже при негативных сценариях можно за счет других рынков.



Средняя зарплата в Казани в марте составила 27154 рубля
Дивиденды Globaltrans за 2012 год выросли на 9,4% – до $0,7 на акцию
Аэропорт Сочи расширит “парковку” для самолетов