Парламент Кипра 30 апреля после бурной дискуссии одобрил меморандум с «тройкой» кредиторов (МВФ, Евросоюз и ЕЦБ) о финансовой помощи. Из необходимых погрязшей в долгах стране 23 миллиардов евро Европейский стабилизационный механизм (ESM) предоставит 9 миллиардов евро, Международный валютный фонд — 1 миллиард. Самостоятельно же Кипр должен собрать 13 миллиардов евро, немалая доля которых в конечном итоге будет привлечена за счет клиентов двух крупнейших банков: Банка Кипра (Bank of Cyprus) и Народного банка (Cyprus Popular Bank, бренд Laiki).

Согласно официальным данным Центрального банка Кипра, всего на депозитах в стране на конец февраля находилось 68 миллиардов евро. Из этой суммы на иностранцев приходилось около трети — 20 миллиардов евро, причем подавляющая часть — 18 миллиардов евро — на россиян. Правительство островного государства в качестве утешения предложило кипрское гражданство вкладчикам, потерявшим более 3 миллионов евро.

ПОТЕРЯННЫЙ РАЙ

Массовый переток российских денег с Кипра в другие юрисдикции уже ни у кого не вызывает сомнений.

«Результатом сегодняшней ситуации станет то, что большинство россиян будут проводить торговые и инвестиционные операции с иностранными партнерами через другие юрисдикции», — прокомментировал Олег Дьяченко, член консультативного совета российского инвестиционного фонда «Сберинвест», участника различных совместных с кипрскими компаниями проектов, а также владельца счетов в банках острова.

«Если в течение двух месяцев правительство Кипра не изменит свою позицию, мы будем задумываться о переводе фонда в другую юрисдикцию», — сообщил Дьяченко.

По его словам, кризис повлиял не столько на денежные средства, так как менее 1% средств фонда заморожено и ожидает решения, сколько на планируемое развитие. «Мы вели активную работу по привлечению в фонд средств иностранных инвесторов <…> и Кипр был для нас удобной юрисдикцией для этого (так как местное законодательство защищало инвесторов от посягательств). На данный момент все переговоры по этой теме приостановлены», — говорит представитель «Сберинвеста».

Ранее эксперты, опрошенные агентством «Прайм», предполагали, что львиная доля средств, которые сейчас находятся в кипрских банках, достанется Прибалтике, в первую очередь Риге, а также Таллину и Вильнюсу. Кроме того, вероятным путем для оттока капитала с острова назывались Швейцария, Австрия, Швейцария и Голландия. А позже, когда европейский маршрут оказался под вопросом, альтернативным путем для российских денег называлась Азия, в частности, Гонконг.

ПРАВИЛА ВЫЖИВАНИЯ: МЕТОД КИПРА

Управляющий одного из инвестиционных фондов в Лондоне, пожелавший выступить под псевдонимом Алексей Суворов, также отметил растущее недовольство и разочарование клиентов банков Кипра, несмотря на то что в конце апреля были сняты все ограничения по движению денежных средств для международных клиентов иностранных банков.

«Дела идут настолько плохо, а вкладчики настолько недовольны, что даже когда ситуацию можно уже будет назвать стабильной, многие клиенты просто отвернутся и уйдут от банков, и не потому что неправильно вложили деньги, а из-за неправильного функционирования банковской системы в целом», — говорит управляющий фонда, в числе клиентов которого есть и российские граждане.

Кипр в марте согласился на санацию своей банковской системы в обмен на 10-миллиардные кредиты ЕС и МВФ. Реструктуризация банков предполагает убытки в 40-80% и более для незастрахованных (свыше 100 тысяч евро) депозитов в Cyprus Popular Bank (Laiki) и Bank of Cyprus.

«Одни клиенты прагматичны, другие эмоциональны. Но никто из них не может понять, как подобное могло произойти в цивилизованном мире. По сути, деньги были положены в банк, и теперь банк заявляет, что часть средств не будет возвращена, потому что они облажались с греческими правительственными облигациями», — отмечает Суворов.

Самой эмоциональной реакцией на происходящее, которую он слышал от одного из клиентов, было замечание, что когда экономика была стабильна, банки получали 15-20% прибыли от вложенных средств и давали самое большее 2-3% клиентам, но в период кризиса платить по счетам пришлось исключительно вкладчикам.

«Это, безусловно, нечестно. Это, безусловно, несправедливо, — говорит Суворов. — Потому что мы доверяли банкам, мы давали им наши деньги, а они просто взяли их для того, чтобы исправить собственные ошибки». Кроме того, считает Суворов, надежда на то, что вкладчики получат свои деньги обратно, ничтожно мала.

«Кипрские банки были очень эффективны с точки зрения стандартных операций. Это были одни из самых лучших банков, с которыми я когда-либо работал, — сказал Суворов. — Они осуществляли транзакцию мгновенно, через несколько минут, в отличие от большинства банков <…> но сейчас они совершенно забыли о качестве обслуживания».

Так, по словам Суворова, негативное впечатление оставила и полная неразбериха и внутренний беспорядок в банках в начале прошлого месяца. «Банковские клерки не знали, что делать. Они получали десятки и сотни электронных писем со вспомогательными документами, которые они же сами запрашивали, но оказались не готовы справиться с количеством запрашиваемой информации», — говорит он.

А БЫЛИ ЛИ ВАРИАНТЫ?

Управляющий лондонского инвестфонда не единственный, кто вспоминает об экономически стабильном Кипре.

«Все было надежно и удобно, люди вкладывали свои деньги в кипрскую банковскую систему в течение многих лет», — говорит Георгий Юнгвальд-Хилькевич, советский и российский кинопродюсер, который приобрел недвижимость на Кипре в начале 90-х.

Несмотря на то что Юнгвальд-Хилькевич, имея на счету гораздо меньшую сумму, чем 100 тысяч евро, лично не пострадал от последствий плана по спасению экономики островного государства, значительные убытки понесли его родственники, которые, как и большинство людей в этой неразберихе, пытались найти логичное объяснение происходящему в такой, казалось бы, многообещающей и экономически безопасной стране. Теорий на этот счет существует великое множество.

Юнгвальд-Хилькевич и его семья считают, что экономические проблемы Кипра начались после вступления страны в Евросоюз в 2004 году. «Люди жили очень хорошо. Не было ни одного нищего – никто даже не понимал, что это значит, быть нищим <…> у всех была работа, деньги <…> это была одна из самых процветающих стран в мире», — вспоминает кинопродюсер.

По мнению представителя «Сберинвеста», правительство Кипра в сложившейся ситуации могло поступить по-другому, не обирая частных вкладчиков. «У нас уже были подобные случаи в России, Польше, Мексике, Израиле, Аргентине, Бразилии и Греции», — говорит Дьяченко, предлагая возможные варианты действий.

Во-первых, считает он, правительство Кипра могло бы более эффективно и настойчиво проводить переговоры по реструктуризации долгов; во-вторых, Кипр мог бы предъявить греческие облигации к погашению, и Евросоюз вынужден был бы их погасить.

Дьяченко считает, что тема конфискации и национализации в мире всплывает в среднем с периодичностью раз в десять лет, и многие европейские страны в будущем могут пойти по стопам Кипра. «По моему мнению, ситуация может повториться в странах Пиренейского полуострова: Португалии, Испании», — говорит он. «Особенно я отметил бы Испанию в связи с проамериканскими взглядами ее короля Хуана Карлоса I, которые вполне могут повлиять на решение правительства Испании о конфискации наименее защищенной недвижимости, принадлежащей иностранцам, чтобы рассчитаться с американскими банками», — добавляет представитель «Сберинвеста».

По словам Дьяченко, экономическое будущее Кипра неясно и зависит от того, будет ли страна способна воплотить в жизнь программу перехода экономики от базирования на финансовых сервисах к производственно-инновационному пути развития.

«Если это произойдет, то у страны с таким удачным местоположением и правовой системой есть все шансы на благополучное будущее, — подводит итоги Дьяченко. — В противном случае экономику Кипра ждут стагнация и упадок».

Автор — Раиса Остапенко, перевод — Вероника Генералова, Прайм



В Узбекистане зарегистрировано 248 974 субъекта малого бизнеса
На месте рынка на “Планерной” построят стоянку
“Аэрофлот” ищет разработчика стиля лоукост-перевозчика