С «Росатомом» Литва повязана давно и, казалось, надолго. Через Игналинскую атомную электростанцию, которую строил практически весь бывший Советский Союз, поскольку у небольшой республики не было ни своих денег, ни своих кадров (забегая вперед, скажем: нет и сейчас). Много лет централь аккуратно питала Литву электричеством, а когда пришла независимость, то и деньгами, притом немалыми, поскольку энергию охотно покупали соседи. Несмотря на протесты общественности (решительно против высказалась, в частности, Конфедерация промышленников), недоумение европейских энергетиков, станция, эта сказочная курочка, несущая золотые яйца, без всяких на то оснований (по мнению экспертов, и не только российских, она могла успешно функционировать еще как минимум пару десятков лет, а после модернизации этот срок мог бы увеличиться до полувека) была закрыта, сейчас идет процесс ее ликвидации.

Процесс уникальный, подобного опыта в мире пока нет, и у литовской власти достало ума привлечь к этой операции того, кто строил реакторы — «Росатом» в лице германской дочерней фирмы «Nukem». Теперь на нее вешают всех собак, именно ее обвиняют едва ли не в саботаже важного государственного задания, невыполнении утвержденных сроков и пр. Недавно разбираться в ситуации приезжала делегация специалистов из Москвы. И что же выяснилось? Действительно, график работ отстает на три года, причем срывается важнейший этап — сдача в строй могильника для отработанного ядерного топлива, без которого дальнейшие работы вести затруднительно. Но виной тому вовсе не саботаж со стороны германского подрядчика, а собственное… как бы выразиться поделикатнее — разгильдяйство. Со станции уволили почти всех некоренных специалистов, на их место с фантастическими окладами пришли недавние выпускники вузов, далекие не только от ядерной физики, но даже энергетики, и им не потребовалось много времени, чтобы завалить дело.

Комиссии Евросоюза, на чьи деньги ликвидируется закрытие энергоузла, не раз отмечали слабость, низкое качество проектных заданий, нецелевое расходование выделяемых средств, отчего финансирование было резко урезано, об этом в красках расписали местные масс-медиа. Новый премьер Альгирдас Буткявичюс, вникнув в дело, так оценил ситуацию: с злоупотреблениями в энергетике должны разобраться следственные органы. Оказалось, что «Nukem», в связи с перебоями финансирования, вложил в дело десятки миллионов евро собственных средств, что и были вынуждены признать представители заказчика. Не правда ли, все это напоминает ту анекдотичную ситуацию, когда не то он шапку украл, не то у него украли – главное, осадок остался. Кстати о финансировании: только во время последних дебатов по евробюджету Дале Грибаускайте, ныне президенту, а еще два года назад еврокомиссару, удалось уговорить бывших коллег снять финансовые санкции и отпустить на закрытие станции дополнительно пару сотен миллионов литов.

Сергей Кириенко, нынешний глава «Росатома», регулярно посещает Литву, во время последнего визита в начале года, по сообщениям газет, его эмиссары предлагали властям выгодное участие в качестве партнера в сооружении Балтийской АЭС, которая все более приобретает реальные очертания в Калининградской области, кстати, всего в паре десятков километров от общей границы. Литва гордо отказалась. Мотивы разные: кто-то, прежде всего консерваторы и их неформальный лидер Грибаускайте, считает, что через десяток лет заработает собственная Висагинская атомная централь, другие, прежде всего премьер кабинета, полагают, что пока не просчитаны на калькуляторе все плюсы и минусы варианта ядерного электроузла, предложенного японской «Хитачи», обсуждать вопрос преждевременно. Третьи, рупором которых является клинический русофоб и антироссиянин Витаутас Ландсбергис, пожалованный недавно высочайшим рыцарским крестом за заслуги и на этом поприще, бьют в колокола: Россия завлекает в свои объятия, чтобы покорить и обесчестить «Землю Марию». Министр экономики действующего правительства Бируте Весайте считает, что никакой ядерной энергетики не нужно, потому что это стране не по карману, разумнее покупать, как она делает это сейчас.

После того, как лучшему, по признанию специалистов, экономисту Литвы поправили мозги в президентуре и правительстве, она внесла коррективы в свою резкую критику: реактор — забота министерства энергетики, вот пусть там и выдают оценки проекту. Юргис Вилимас, академик, глава Института энергетики, убежден, что висагинская идея не более чем блеф, затеянный правящими с единственной целью — нагреть руки на огромных деньгах.

А пока политики занимаются оценкой тех проектов, что уже реализуются, кроме Балтийской АЭС, по соседству свою атомную станцию строит и Белоруссия. По обоим объектам обвинения «Росатома», курирующего стройки, как под копирку: непрозрачность проекта, небезопасность по европейским нормам, нежелание сотрудничать с литовскими властями… Белорусский батька в ответ отрезал: докажите, в чем мы не правы. Россияне же терпеливо разъясняют свою позицию: мы предоставили всю документацию в соответствии с международными обязательствами, ответили на все заданные нам вопросы, приглашали на стройку литовских специалистов и журналистов, готовы выполнить все, о чем запросят нас соседи. Однако все как об стенку горох: нас не хотят слушать и слышать, поток жалоб в международные организации только усиливается. Специалисты, кому удается прорваться на страницы газет и телеканалы, считают, что трудности, нерешенные моменты имеются, но они всегда сопровождают большое дело, решаются в рабочем, как говорится, порядке.

Всеми силами литовские власти старались запретить Балтийскую АЭС, подорвать рейтинг на мировой арене. Не получилось. Сейчас пошли другим путем, опять же с подачи Ландсбергиса и ведомых им консерваторов: наложить эмбарго на электроэнергию, излишки которой станция поставит на рынок. Однако даже дома идея признана негодной, Конфедерация промышленников не намерена заниматься политическими интригами, четко обозначила свою позицию: будем покупать энергию там, где дешевле. На минувшей неделе отреагировал на требование Литвы и Евросоюз. Руководитель Генерального директората по энергетике Еврокомиссии Петер Форосс, отвечая на вопрос журналиста о возможной блокаде Балтийской АЭС, ответил: мы взаимовыгодно сотрудничаем с Россией по нефти и газу, почему мы не можем также согласно действовать и по электроэнергии? Другое дело, что не готова инфраструктура. Действительно, энергомостов с Евросоюзом нет, но и по ним идет работа, и, думается, через четыре года, ко времени пуска реакторов, пути на запад будут открыты.

Россия устами «Росатома» предлагала Литве сделать этот день общим праздником, вместо этого это событие станет еще одним поражением литовской дипломатии, а в целом — и власти. Недавно на круглом столе специалистов от экономики и политики обсуждались новые реалии, с которыми столкнется страна после пуска калининградского ядерного узла. Трезвомыслящих представлял академик Вилимас, который не видит серьезных угроз в этом проекте. Больше оказалось противников не только станции, но и самой России, договорились до того, что большая и агрессивная соседка, встретившись с тотальной обструкцией, или добровольно прекратит строительство, или вынуждена будет терпеть страшные убытки, за бесценок продавая электроэнергию за рубеж, и еще вопрос, найдет ли она покупателей. Вывод: сильней сплотить ряды противников калининградского узла, усилить его дискредитацию в Европе. В связи с этим любопытно заметить, что Польша тоже намерена строить две атомные станции неподалеку от границы с Литвой, но об этих новостройках — ни слова.

Литва в обороне, враги кругом, потому она сама выбрала жизнь в окопах. Не станем тут распространяться на тему «прелестей» окопной жизни, просто заметим: много ли увидишь из окопа? Может, этим и объясняется узость видения, хуторское мышление литовских политиков?



Винчестерный тоннель за 6 миллиардов построят в СЗАО Москвы
За “Донбассаэро” взялась прокуратура области: работникам задолжали уже 15 млн. гривен
В Шахтах приостановили работу опасного производственного объекта