Ранее официальный представитель «Газпрома» Сергей Куприянов заявлял, что физический реверс из Европы на Украину невозможен, поэтому можно вести речь только о каких-то «бумажных» непрозрачных операциях, с законностью которых необходимо разбираться и, если для «виртуального реверса» используется транзитный газ «Газпрома», — это прямое нарушение, «за которое придется ответить».

«У нас нет виртуального реэскпорта. У нас идет физическая поставка газа по двустороннему контракту. У нас “Газпром” в этом контракте не участвует. Если бы речь шла о виртуальном реверсе, или так называемом свопе, тогда была бы замена просто по документам газа, который пошел на запад, на оседание его здесь. Подписываем соответствующий трехсторонний акт о том, что газ оседает здесь, но из хранилищ или с западного направления он идет для потребителей в Европу. На самом деле у нас физический реверс, который идет через трубу. Выкуплены мощности, есть графики поставки, и с ноября мы получаем газ физически», — сказал Бойко.

Украина несколько лет пытается пересмотреть газовые соглашения с Россией, считая цену завышенной, а сами контракты — кабальными. В этих условиях страна ищет альтернативные источники поставок. В мае 2012 года «Нафтогаз Украины» и немецкая RWE заключили рамочное соглашение о купле-продаже газа. Поставки в рамках соглашения стартовали в ноябре 2012 года и осуществлялись через Польшу, а 28 марта Украина получила первые объемы газа и через Венгрию.

В начале апреля RWE заявляла, что поставки газа из Европы на Украину по контракту с немецким трейдером RWE Supply & Trading осуществляются без привязки к источнику его поступления, так как газ поставляется из газового портфеля компании, который содержит газ из разных источников.



Владелец «СУ-155» вышел из Независимого строительного банка
Движение на дорогах в Москве затруднено из-за репетиции парада – ГИБДД
Обоснованность тарифов на рейс Казань-Москва и обратно изучает Татарстанское УФАС России